Сергей Волков. Почему РФ есть прямое продолжение Совдепии?

25.09.2014 [ Назад к списку ]
Теги: -

Некоторые полагают, что я неправильно оцениваю и власть, и оппозицию. Кто-то всерьез считает, что власть у нас – «либерально-буржуазная». Кто-то – что оппозиция «правая». Переубеждать не стану, но свое мнение охотно поясню.

Почему власть «советоидная»? Она и официально, и реально является не только «правопреемником», а просто продолжателем советского режима (подобно тому, как женщина, сменившая фамилию при браке, остается сама собой). Она признает как общее правило законными и действующими все установления коммунистического режима (за редчайшими и особо оговоренными исключениями) и - ни одного, действовавшего в исторической России. Да и своих идеологических симпатий она совершенно не скрывает, откровенно проводя курс на реабилитацию советчины. Странно даже, что такой вопрос возникает.

Почему оппозиция «красная»? Потому что она тоже «родом из Октября», другой на советской почве не взросло. Красными я в соответствии с ист.традицией называю, тех, для кого приемлем (пусть и с оговорками) большевисткий переворот и установленный им режим. Все наши «либералы» - таковы. Гайдар, готовый бросится в объятия коммунистов («которые должны вспомнить о своей интернациональной сущности») после успеха ЛДПР в 93 году, «олигархи», стремящиеся примирить Ельцина с Зюгановым, Березовский, собиравшийся создавать социалистическую партию, Хакамада, после изгнания из Думы заявившая, что в сущности, она всегда была левой, журналюги из «Новой» и Ко, льющие слезы по побитым кем-то («уж не ФСБ ли?». Вот было бы здорово) выродкам из АКМ, Ходорковский, призывающий к союзу с коммунистами против Путина - они и в лучшие для них времена никогда не были «правыми», а в последнее время, заединствуя с КПРФ против власти, и вовсе стесняются себя так называть (и слава Богу!). Или НБП с пресловутым «Сталин, Берия, ГУЛАГ!» и все, кто встал под их знамена – это не красная оппозиция?

Так что борьбу нынешней власти с нынешней оппозицией я рассматриваю как внутривидовую. «наших» там нет. Это только в воспаленном сознании «друзей трудового народа» советские выкормыши из их собственной среды, назначенные старшими товарищами банкирами и предпринимателями, видятся «либералами» и «капиталистами». Эти «либералы» вообще многим мерещатся как кошмар. Того же рода, например, мнение, что они были у власти после февраля 17-го (где-то даже читал, что триколор – это «флаг февраля»). Но символом февраля был красный флаг и такой же бант, тогдашние либералы (кадеты с октябристами) не имели тогда ни дня реальной власти и в революционной стихии чувствовали себя едва ли уютнее, чем при царе, не получив ничего сверх того, что имели при нем. Никакие «либералы» никогда у нас не правили. Как в 17-м заправляли люди лишь немногим менее красные, чем большевики, так и сейчас власть лишь чуть более бледная, чем «натуральная» советская.

Да и откуда взяться у нас этим самым «либералам» и настоящим «капиталистам»? Установись каким-то чудом их власть в 91-м (ну там из зарубежья или хоть с Марса) – это было бы великим благом. Мне-то лично в «акулы капитала» ходу все равно не было бы, да и симпатии у меня несколько другие, но это была бы одна из нормальных разновидностей власти, а не эксперименты советских ублюдков, продолжающиеся по сей день.

С возможностью действительно либерального развития они покончили в самом начале – в 89-92 гг., лишив 3-4 миллиона людей, способных делать дело, шансов на успех и поставив вне конкуренции несколько тысяч «своих» (далеко не всегда конкурентоспособных в нормальных условиях). Потому и «капиталисты» у нас весьма специфические, всегда готовые поменять свой «бизнес» на положение в номенклатуре. Как превратили они свои министерства в ОАО, так по первой команде превратят их обратно в министерства «такой-то промышленности», а кто помельче – директорами пойдут.

Настоящие, конечно, существуют (кое-кто пробиться смог), но, скорее, как примеры, а не как явление. Видел вот месяца полтора достаточно крупного предпринимателя-антикоммуниста – так весь день потом хорошее настроение было. Обычно же иначе. Собирается некое предпринимательское сообщество издавать газету. Приглашает встретиться. Ставится, однако, условие – она не должна… вести антикоммунистическую пропаганду («мы не можем игнорировать мнение четверти населения»). Ну, раз «не можешь игнорировать» - чего ж ты бизнесменствуешь, прекрати трудящихся-то эксплуатировать. Но нет, хочется, как говорили в СА, «и рыбку съесть, и …». Такие-то у нас «акулы бизнеса».

Да будь власть такая, какой изображают ее коммуняги, я б первый в ОМОН попросился. Но она не такая, а такая, как они сами. Поэтому когда они или кто угодно ее «порочат» мне ее не жалко.

Если кому интересно – привожу выдержки из статьи конца 90-х годов:

В настоящее время разделение взглядов по политическим вопросам имеет в основе своей ориентацию на три основных более или менее общеизвестных типа государственности и культуры: старую Россию, Совдепию и современный Запад, каждый из которых обладает набором черт, отличающих его от остальных. Под “старой Россией” имеется в виду та Россия, которая реально существовала до переворотов 1917 года (с экономической свободой, но с авторитарно-самодержавным строем), под “Западом” - сочетание экономической свободы с “формальной демократией”. Под “Совдепией” имеется в виду советский режим (пусть даже самого мягкого образца, допустим, 70-х годов) со всем тем, что было для него типично во все периоды и нетипично ни для Запада, ни для старой России, то есть, собственно, тоталитарный режим, основанный на коммунистической идеологии, не допускающий ни политической, ни экономической свободы и частной собственности.

К комбинациям этих трех образцов в разном порядке по предпочтению и сводятся, по большому счету, все возможные разновидности политических взглядов. Основных позиций существует, таким образом, шесть, среди которых две, условно говоря, “коммунистические” (ставящие на первое место Совдепию), две “либеральные” (предпочитающие Запад) и две “патриотические” (отдающие предпочтение старой России).

1) Предпочтительна Совдепия - неприемлем Запад. Типичный национал-большевизм или коммунизм сталинского типа. Такова советская идеология начиная с середины 30-х годов (особенно с 1943), с большими или меньшими изменениями просуществовавшая до 80-х. Сюда же относятся взгляды подавляющего большинства современных коммунистов КПРФ, Аграрной партии, а также наиболее красной части национал-большевиков типа Проханова, Антонова, Кургиняна, Володина (хотя некоторые из них в современных условиях предпочитают это скрывать и выглядеть более националистами).

2) Предпочтительна Совдепия - неприемлема старая Россия. “Досталинский” коммунизм и его предполагаемые модификации “с человеческим лицом”. Такова идеология “детей Арбата” и всей горбачевской перестройки, а позже тех, кто был готов сомкнуться с коммунистами против пытавшего эволюционировать к “державности” ельцинского режима и Жириновского (наиболее полно представлена в “Общей газете” и отчасти в “Московских Новостях”).

3) Предпочтителен Запад - неприемлема Совдепия. Старый либерализм “кадетского” толка. Этот взгляд сейчас практически не представлен, хотя очень многие претендуют именно на эту политическую нишу, и в первую очередь Гайдар со своими сторонниками (взявшие эмблемой партии Петра I, но также готовые союзничать с красными против “российского империализма”). Наиболее адекватно его представлял, возможно, Б.Федоров со своим движением “Вперед, Россия!”.

4) Предпочтителен Запад - неприемлема старая Россия. Новый советско-диссидентский либерализм. Такова реальная идеология большинства современных демократов, хотя многие из них хотели бы казаться относящимися к предыдущей категории.

5) Предпочтительна старая Россия - неприемлем Запад. Новый русский национализм. Это идеология всех нынешних национальных организаций (РНЕ, НРПР, “русских партий” и др.), а также менее красной части национал-большевистского спектра (Стерлигов, Руцкой, часть авторов “Нашего современника” и “Литературной России”).

6) Предпочтительна старая Россия - неприемлема Совдепия. Старый российский патриотизм. В настоящее время на политической сцене не представлен. Этой ориентации придерживается ряд организаций, считающих себя продолжателями Белого движения, но политической деятельности не ведущих.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что на практике разделение идет в зависимости не от того, какой образец ставится на первое место, а от того, какой ставится на последнее (“абсолютное зло”), предмет наибольшей ненависти оказывается более значим, чем предмет наибольшего предпочтения. Хотя по идее, формально более близки друг другу две “коммунистические”, две “либеральные” и две “патриотические” точки зрения, в реальной политике люди к конечном счете сплачиваются по общности “негативного идеала” (который, кстати, как и все “чужое”, психологически воспринимается более однородным, чем идеал позитивный, в который каждый склонен вносить собственные “детали”). Нетрудно заметить, что обе точки зрения, для которых главным злом является Запад, принадлежат современному “патриотическому движению”, или, как его обычно называют в демократической прессе, “красно-коричневому” - политически единому в борьбе с нынешним режимом, хотя, казалось бы, несовместимыми идейно. Современный демократизм (для которого старая Россия по предпочтительности стоит на последнем месте) выросший из диссидентства, в свою очередь, тесно связан с идеологией уничтоженного Сталиным “истинного марксизма”. Обе же точки зрения, считающие наибольшим злом советский режим, принадлежат людям, составившим некогда Белое движение, но его различным крыльям: лево-либеральному (в том числе эсеро-меньшевистскому) и правому (в значительной мере монархическому), идейно далекими, но политически бывшими едиными в борьбе с большевиками.


Источник