АТО: кое-что о возможных целях - 2.

28.08.2014 [ Назад к списку ]
Теги: -

Одной из целей АТО для российской стороны – это поддержание и нагнетание страха и деморализации - переходящих в отчаяние и безразличие к собственной судьбе - среди русского населения России.

Это, впрочем, является целью всей кремлёвской политики вообще. Однако странно было бы не воспользоваться таким удобным случаем, как русско-украинский конфликт.
Чего в связи с этим можно ожидать.

Первое – увеличение потерь среди русских, воюющих на Юго-Востоке, с максимальным освещением этих потерь и включении обычных «кошмарящих» механизмов, опробованных ещё на чеченских войнах – начиная с либеральных журналистов и кончая «солдатскими матерями». Если украинцев «воспитывают войной» так, чтобы украинское общество стало как можно более резистентно к потерям, то российское, наоборот, нужно раскачать на истерику.

Сейчас для этого сделано многое. В частности - ликвидированы командиры ополчения, применявшие «тойота-тэктикс» и старавшиеся беречь людей. Ополченцы теперь будут организованы по армейскому принципу, а бои вестись как столкновение примерно одинаковых по численности и сравнимых по вооружению группировок (с несравнимо более сильными тылами у украинцев). Это увеличит потери русских и не позволит выйти из патовой ситуации, нанеся существенное поражение украинской стороне.

Вторым сильным ходом является задействование – пусть самое минимальное, тут уже не в количестве дело – российских войск, с жертвами среди них, с последующим поиском скрываемых трупов, рыдающими матерями убитых и т.п.

Подчеркну: для этого нужны именно регулярные российские войска, а не добровольцы-ополченцы. Это связано с особенностями русской психологии. Русские понимают и уважают личный выбор человека, готового убить и умереть, но сочувствуют жертвам государства, которых отправили умирать по генеральскому приказу. Потери среди русских добровольцев только консолидируют русское общество. А вот тема несчастных мальчиков, насилием и обманом кинутых в украинскую мясорубку, будет иметь обратный эффект. Тут-то и можно выпустить либеральных упырей, которые будут «искать могилы», «публиковать подлинные цифры потерь» и вообще доносить Правду, равно как и воющих ведьм, изображающих «солдатских мамочек», ну и всех прочих персонажей, знакомых нам по чеченским войнам. Это уже началось (тема костромских десантников, первые обращения в СКСМ ) и продемонстрировало свою эффективность.

Третим ходом – который тоже уже сделан – является появление украинских партизан-террористов, невидимых и неуловимых, занимающихся массовыми садистскими убийствами русских, желательно – в крупных городах и прочих «чувствительных» местах. Эти убийства уже начались. Вопрос только в том, будет ли заявлено официально, что это именно украинские террористы, или ФСБ предпочтёт запустить соответствующие слухи, чтобы было страшнее и достовернее. При этом украинская сторона, не признавая официально существования украинского террористического подполья в России, будет громко радоваться их успехам, грозить смертью москалям на их же земле, и т.п. Под это дело можно будет дополнительно закрутить и без того туго закрученные гайки – то есть ещё больше прессовать русских, сажать за каждый чих и всякий косой взгляд и так далее. Разумеется, откровенные украинцы и проукраицы будут чувствовать себя спокойно, так как государство к ним претензий предъявлять не будет (или будет чисто демонстративно).

Ещё один плюс – дальнейшее нагнетание напряжённости между российскими русскими и беженцами с Юго-Востока (что уже сейчас идёт полным ходом). Теперь на них будут смотреть не только как на наглых бездельников, но и как на потенциальных террористов. Что даже отчасти и справедливо, так как вместе с беженцами на российскую территорию зашло очень много украинских агентов.

Это далеко не всё, но пока остановимся и зафиксируем. С тем замечанием, что градус раскрутки всех трёх тем будет ровно таким, до какого его сочтут нужным довести российские спецслужбы.


Константин Крылов